News image News image News image News image News image News image News image News image News image News image News image


Очень длинный отчет о поездке в Сеул – пособие для странствующих фанатов ;)

  очень длинный отчет о поездке в сеул – пособие для странствующих фанатов ;)

Цель моей поездки в Сеул в январе этого года довольно специфична (а именно: исполнение мечты о посещении живого концерта своего кумира), поэтому рассказ изобилует специфическими фанатскими терминами; акценты расставлены совсем не те, которые ставят обычные туристы (например, возможность отмены концерта меня волновала гораздо больше, чем, скажем, возможность внезапного банкротства туроператора; а количество симпатичных парней на улицах – больше, чем качество еды в ресторане ;)) и тд и тп; следует учитывать так же то, что данная поездка была моей первой заграничной (т.е. совсем заграничной, не считая СНГ), и до своего номера в 4-х звездочном отеле Сеула я видела разве что только номера в советских санаториях, посему произвести на меня благоприятное впечатление в плане сервиса было проще простого :).

Кроме того, рассказ сугубо субъективный (на громкое звание рецензии совершенно не претендующий ;)), и до невероятности подробный, вследствие чего – очень длинный, так что если у вас все-таки хватит терпения дочитать его до конца – то я собственноручно сотворю вам нерукотворный памятник и достану все пирожки с полок ;). Зато есть приличное количество фоток, кроме того, думаю, описанные мной подробности наверняка пригодятся в первую очередь тем, кто никогда не рассматривал Южную Корею в качестве возможной цели туристической поездки.

Часто используемый сленг:

Кавай (от яп. Kawaii – миленький, славненький, хорошенький ) – здесь у меня – красивый молодой парень азиатской наружности :).

Бака (от яп. Baka – глупый, дурак... ) – мягкое ругательство.

Тургудс (от англ. Tour goods) – сувениры, сопровождающие тур (т.е. гастроли артиста), которые можно приобрести только побывав на одном из концертов (предмет вожделения особенно русских фанатов, ибо концерты японских рокеров в России так же нереальны, как русская сборная по футболу в качестве чемпиона мира ;)).

Стафф (от англ. Staff) - обслуживающий персонал, в данном случае - рабочие сцены и Олимпийского парка.

Гакт (Gackt) – японский рок-певец (и автор песен), собс-но, тот самый предмет обожания, сподвигнувший меня рвануть из глухой Сибири в неизвестную Корею на свой концерт. Почему в Корею, а не в Японию? Очень просто: в Корею много дешевле.

А также в наличии сленг общеинтренетовский ;)

Специфические смайлики: *_* - глазки звездочками (блеск в глазах), ^^ или ^_^ - глазки галочками (хорошее настроение), ^^'' - капельки на лбу (неловкая ситуация, уупсс, ай дид ит агейн ;))

Продолжительность поездки – 3 ночи, 2 с копейками дня; продолжительность рассказа – 55 вордовских страниц 8-мым шрифтом (типа последнее предупреждение ;-)).

Итак, отчет.

Предисловие

Перефразируя известный анекдот: «А у тебя не было проблем в Корее, с твоим корейским? – У меня не было, у корейцев были…». То же самое можно повторить и про мой английский. Оказалось, он у меня на произношение совершенно отвратителен. По крайней мере, бедные корейцы, даже те, кто его знал, со мной мучались. И вообще, отправляясь в Азию, лучше все-таки хоть один из азиатских языков знать. По туристическим маршрутам, в гостиницах и вообще во всех местах, на иностранцев рассчитанных (каковые там повсюду), вполне спокойно можно обойтись и английским, но стоит только выйти из здания отеля, и зайди, скажем, в соседнее здание банка… усе. Инглыш помер.

Японский, например, в Корее распространен куда больше, да и фанаты на концерте – корейцы, китайцы, американцы… именно по-японски старались говорить. Порывалась и я попытаться перейти на японский – надеясь, что здесь произношение у меня будет получше (ибо по части произношения японский к русскому намного ближе английского), но, видя мою европейскую рожу, абсолютно все вокруг тут же переходили (или пытались переходить) на английский, ну и я начинала автоматически отвечать им по-английски… Вернее, по-русскоанглийски :).

Попытка выучить корейский в ночь перед экз… поездкой провалилась: кроме банальных «здрасти – спасибо – до свидания» в голове не осталось ничего, да и произношение, имхо, уж очень сложное. Посему, говоря с кем-то в Корее, я сначала пыталась составить фразу по-корейски (долго ползая по русско-корейскому разговорнику, что [ползание по разговорнику] во время разговора краааайне неудобно), про себя отмечая, что необходимая фраза уже _почти_ сложилась у меня в голове по-японски (но страх применить любимый язык так и не дал мне хотя бы раз попытаться на него перейти), в результате я бросала разговорник и пыталась перестроить фразу по-английски, в конечном итоге обнаруживая, что договорила ее… по-русски…

Язык жестов! Господа! Самый универсальный язык на свете! Пара слов по-корейски, еще пара слов по-английски, плюс хорошая пантомима с выразительной мимикой и обязательными в Азии поклонами – и никаких языковых проблем!!!! Проверено практикой!!! Иными словами, вопрос о языковом барьере за сим закрывается, ибо не было его у меня ;-)

Часть первая. Туда!

Глава первая. Таможня, перелет и паспортный контроль

Водитель маршрутки, не желая выстаивать длиииинную пробку на подъезде к аэропорту, высадил нас троих, ехавших в Шереметьево-2, немного в стороне, и поехал себе дальше. Не зная, куда идти, я пристроилась следом за какой-то девушкой, уже явно не в первый раз уверенно направляющейся к терминалу, и таким образом без проблем дотопала до легендарного здания с таким всем известным названием. На ходу пытаясь уложить крутящийся в голове сумбур и унять жуткое сердцебиение, образовавшиеся от осознания, наконец, всего происходящего вокруг: «Блин! Это ж Шереметьево-ДВА! Офигеть! Это ж Я ЛЕЧУ!! С ума сойти!!! Быть этого не может!! В жизни бы не поверила, если б сама сейчас тут не топала!! Блин! Ущипните меня!!!» Но паника довольно быстро улеглась, стоило только занять голову более насущными вопросами типа: «а ничего ли я не забыла», «а все ли в порядке с документами и где они лежат», «а что там будут на таможне спрашивать, и вообще что там будет», «а ничего я часом не перепутала ли», «а где тут вход» и тд и тп.

На табло, видимого от самого входа, номер моего рейса уже горел, сообщая, что регистрация уже началась. Я уже было разогналась, но грозная надпись «переступая белую черту, пассажир несет ответственность за перевозимые вещи, не указанные в таможенной декларации» затормозила меня не хуже каменной стенки. То есть, я уже точно не помню формулировки этой фразы, но смысл ее давно знаю: идя по так называемому «зеленому коридору», пассажир как бы заявляет, что у него нет ничего такого, что нужно декларировать при пересечении границы, а потому, если что-то такое у него таки потом обнаружат, то ему же будет хуже. Другое дело, конечно, что в крохотном, темном, и вообще не особо блестящем Шереметьево-2 никаких коридоров, окрашенных в зеленый цвет, отродясь не водилось, да и вообще никаких лишних коридоров в пределах видимости не было...

Поразмыслив некоторое время над данным вопросом, я пришла к выводу, что так называемый «зеленый коридор», является во всех смыслах данного слова «так называемым», то есть виртуальным, причем максимально виртуальным из всех зеленых коридоров, когда-либо мною виденных. Ибо в других вариантах были или коридоры с зелеными лампочками, или, хотя бы, просто стрелки направления движения зеленого цвета… (я имею в виду те зеленые и красные коридоры, что образовались после развала большой страны из 4-х букв; настоящий же, совсем иностранный, коридор, по идее, должен был быть для меня именно здесь и сейчас). Однако данный «зеленый коридор» начинался виртуальным образом от этой самой белой (!) черты, над которой я стояла, и продолжался, видимо, на все обозримое пространство далее.

Списки вещей, подлежащих декларации, я изучила заранее (Господь да благословит инет!), и точно знала, что ничего такого у меня нет и быть не может. Вот только вопрос «а нужно ли декларировать фотоаппарат?» по каким-то причинам так и остался для меня тогда висящим в воздухе. Поскольку фотик был не мой, я решила не рисковать (в первый раз же все-таки, то есть перестраховка не помешает) и стала искать так называемый «красный коридор». То есть я-то осталась стоять на месте, но глазами начала обшаривать весь зал с целью установления направления дальнейшего движения. Зал ожидания. Не то. Стол для заполнения бумажек. Тоже не то. Мне бы кого-нить живого, чтоб спросить. Вскоре «красный коридор», не менее виртуальный, чем зеленый, был таки обнаружен, а перед ним даже небольшая очередь. Честно ее отстояв, я подошла к дяденьке за стойкой, и спросила про фотик. Получив отрицательный ответ, я радостно вскочила из виртуального красного коридора и не менее радостно запрыгнула в зеленый, переступив, наконец, пресловутую черту.

Мимо очереди на регистрацию постоянно прохаживался уже немолодой дяденька, и всем пассажирам женского пола доходчиво объяснял, что ежели они везут маникюрные наборы, ножнички, пилочки – то все это непременно надо сдать в багаж, ибо дальше будет еще один контроль, на котором подобные предметы просто выкинут как колюще-режущие, недопустимые для перевозки в салоне самолета. «Оба-на», подумала я, и, решив, что моя пилочка мне таки дорога, хотя бы как память, начала судорожно вытаскивать из рюкзака вещи, необходимые мне в самолете, с целью сложить их в пакетик, а рюкзак сдать в багаж от греха подальше. В процессе незапланированного перекладывания приходилось еще не забывать продвигаться вперед согласно своей очереди.

Точное количество стоек с серьезными дяденьками и тетеньками, проверяющими все и вся, из моей памяти выветрилось, помню только, что их было много. Впрочем, русские пограничники ко мне особенно не присматривались, видимо, безобидность у меня на рожице нарисована.

«Это тренировка вестибулярного аппарата!» - пошутила я, наворачивая круги вдоль странного змеевика, ведущего к паспортному контролю. Видимо, он служит для устаканивания огромных очередей, заставляя толпу народа, в случае наличия таковой, компактно «складываться» на пути к паспортистке, а не растягиваться прямой линией по всему залу. «Нет! Это экскурсионный маршрут по залу!» - подхватила мою шутку женщина в пограничной форме, стоявшая рядом с этим змееобразным проходом. На самом деле смешно выглядело: вокруг народа -раз-два – обчелся, да и тот ныряет под бортики змеевика, дабы пройти напрямую, одна я, как самая послушная, кружу по всему лабиринту, из угла в угол, приближаясь к паспортному контролю длинным путем, медленно и постепенно. А куда мне торопиться? Раньше своего рейса все равно не взлечу.

Ответив на пару глупых вопросов «куда и зачем» еду, оказываюсь в международной зоне аэропорта.

Толпа народа на разные рейсы, магазины беспошлинной торговли Duty Freе (в которых мне нечего делать) и финальный обыск перед посадкой. Нехилый обыск, надо сказать. Снимаются куртки и пиджаки, кладутся на пластиковый поднос (а сверху мой смешной прозрачный пакетик, наскоро вытащенный откуда-то из карманов рюкзака) а на другой похожий поднос – обувь. И пока все это едет сквозь вещевой рентген, тебя тщательно обыскивают с ног до головы. Прикольно. А вот и посадочные ворота. В смысле, дверь с нужной цифрой, а рядом кресла для ожидания. Все совершенно пустые. До начала посадки полтора часа, до взлета – два. Выдержка и абсолютное спокойствие. Сижу, смотрю на часы и ни о чем не думаю.

Вопрос, почему в одном аэропорту, в один и тот же момент времени, на Сеул вылетало сразу два рейса (Aeroflot SU 423 и Korean Air KE 5094, хотя цифру уже не помню точно) решился очень просто – это был совместный рейс. Ребята скинулись и {купили пива}… организовали совместный рейс. На практике это выглядело так: туда – корейский аэробус А-300 (полностью корейский, со всем содержим, то есть Сеул для меня начался сразу в самолете), а обратно – русский ИЛ-96 со всеми вытекающими.

Туда – 7 часов 50 минут, обратно – 9:40 (звуки падающих челюстей у меня и у тех моих соседей по ИЛу, кто, как и я, «туда» летел «по-корейски»). Туда – встречающие поклонами молоденькие кореяночки с салатовыми бантиками униформы «Korean Air», легким бегом подбегающие на звук кнопки вызова стюардессы, плюс несколько кавайных ребят *_*, обратно – взрослые, состоявшиеся женщины в темно-синих пиджаках «Аэрофлота» и крупные мужчины с залысинами; кнопки вызова игнорируются по умолчанию. Ну, это я утрирую, конечно). Просто А-300 был заполнен пассажирами в лучшем случае, на треть (почти совершенно пустой самолет), а обратный ИЛ был полон под завязку, хотя размерами самолету А-300 не уступал, а кнопки вызова стюардессы в нем отвратно бренчали, не переставая, почти весь перелет. Ну да ладно, об обратном полете – позже ;)

Итак, время посадки. Пропуская бизнес-класс (три человека), идем через ворота по железному коридору – и вот уже в самолете. Первый раз я попала на А-300, да еще и с корейским обслуживающим персоналом, так что «заграница» началась сразу же, вот так резко, и русскоговорящие люди мгновенно стали редкостью. Впрочем, одна стюардесса в самолете была таки русская, видимо, чтобы народ вроде меня все-таки имел возможность хоть чуть-чуть пообвыкнуть и перестраивался «на заграницу» постепенно. Но она тоже была в униформе «Korean Air» и по-корейски вроде даже говорящая. Больше в самолете не было совершенно ничего русского. Разве что еще пассажир сзади, летящий в Японию с посадкой в Сеуле (не завидовать, не нервничать и не приставать с расспросами). Хотя к нему я все-таки поприставала, когда раздали таможенные бумажки въезда, на корейском и английском, причем некоторые слова там были незнакомые-редкие, а словарик и ручка остались в багаже. Дяденька оказался отзывчивый и снабдил меня и ручкой, и переводом, и подсказками «как заполнять» :).

Большой экран впереди и небольшой телевизор посередине салона для дубляжа видео, начали с демонстрации инструкции по пользованию кислородными масками, спасательными жилетами и прочей атрибутикой аварийных посадок, несколько раз повторив подробное видео на тему «что делать с сотовыми телефонами, плеерами, ноутбуками, и прочей электронной фигней», и «куда и как правильно запихивать багаж». Демонстрация шла на корейском с английскими сабами. Звук был пока что «общий», из динамиков, но сразу после взлета всем раздали наушники в индивидуальной упаковке. Разъем для наушников – в ручке кресла. В сетке впередистоящего кресла – несколько журналов «на дорожку», все на корейском, и еще одна инструкция по правильному поведению в случае неожиданного выпадения «сверху» кислородных масок и тд и тп.

Помимо видеоинструкций на экране крутили: новости с корейским и английским звуком на разных каналах, два фильма (корейский с английскими сабами, американский с корейскими сабами), а также регулярно показывали карту пролетаемой местности на корейском, китайском, японском и английском (Ryazan', гы :)), с точным указанием высоты и скорости полета в разных системах мер (мили-километры). В ручке кресла помимо разъема для наушников обнаружился также переключатель аудиоканалов, управление уровнем звука и еще какая-то фигня. Я насчитала двадцать звуковых каналов – три первых крутили звук к видеоэкранам, остальные были вроде радио, только трансляция внутрисамолетная, а не внешняя. Целых два канала были японские. Еще парочка – с классикой, остальные с корейской, и наверняка где-то китайской, попсой, короче - на любой вкус.

Другими словами, намерение проспать весь полет было забыто напрочь, тем более, что почти сразу нас принялись кормить. Сначала раздали орешки, потом сок-минералка-пиво-вино белое-вино красное-вроде даже коньяк… Вот тут я впервые и определила, на примере корейской стюардессы, что русский английский и корейский английский – два совершенно разных языка) Хотя может, я не смогла ничего толком выговорить из-за та того, что ошалела от такого выбора напитков. Благо, русская стюардесса шла следом, и мой законный сок таки оказался у меня в руке. Нам, знаете ли, и без алкоголя пьяно было.

Потом был обед в стиле корейской кухни (набор овощей, чашечка риса, куча всяких приправ – все смешивается вместе на индивидуальный вкус). Потом киношки. В перерывах - обожаемая мной инфа о том, где мы сейчас летим, с какой скоростью и на какой высоте, и сколько времени прошло-осталось. А вообще интересно было наблюдать, как самолет разворачивается, и как этот маневр потом отражается на мониторе. И вообще, все интересно было. Незадолго до посадки кормили второй раз – все то же самое и в том же порядке, за исключением орешков и того, что сейчас это был типа «завтрак», и в европейском стиле.

Перед самой посадкой все выключили – и радио, и видео, и опять десять раз повторили про сотовые, ноутбуки и прочую личную электронику. Хотела глянуть на Сеул с высоты, но не вышло – на посадку заходили со стороны Желтого Моря, сначала внизу была вода, потом кучки островков, потом сразу – посадка. Сеул остался впереди. И момента касания колес земли чуть не пропустила – настолько мягко коснулись.

Провожающие поклоны стюардесс и стюардов, их английское «бай» при взгляде на мою рожицу и мое первое корейское камса-хамнида («спасибо»). Здравствуй, Инчеон. Огромный, просторный, светлый, со стеклянными стенами и крышами, нежно-голубой снаружи и идеально чистый внутри. А если оглянуться назад, то сквозь стекла круглого прозрачного перехода виден наш самолет, снизу белый, сверху – нежно голубой, с логотипом «Korean Air». Вот ты какой, северный олень… американский конкурент нашей авиапромышленности.

Куда идти вопроса не стоит – кругом указатели. Корейский, японский, китайский, английский. В сокращенном варианте – корейский + английский. И так не только в аэропорту, но и во всем городе. Иными словами, заблудиться – это надо очень сильно захотеть, иначе никак. Сначала идем все вместе – и паспортный контроль, и транзит в одну сторону. Просторно, хоть на роликах катайся. Но вот «транзитники» сворачивают направо, и мы с попутчиком прощаемся. У него – Япония. А я - прямо. Идти не обязательно, можно ехать на горизонтальной пешеходной дорожке, но многие по ней идут, чтобы быстрее было. Оно и понятно, большинство торопится домой. Идти довольно далеко, но расстояния не заметно – глазею по сторонам, хотя вокруг ничего нет (но все равно интересно), вдыхаю первый воздух другой страны.

Пришли. Граждане Кореи – направо, не-граждане Кореи – прямо, приготовьте документы. У стойки только один человек, значит, я следующая. «Встаньте, пожалуйста, за желтую линию» - делает мне замечание корейская паспортистка, причем я даже не помню, на каком языке. Указательный жест назад на линию в переводе не нуждается. Я слишком близко подошла, не заметила линию, виновато киваю и отпрыгиваю. Но вот она закончила с тем, с кем говорила, теперь я. Подхожу и подаю паспорт с заполненными в самолете бумажками. По сравнению с русским паспортным контролем стол слишком низкий и никаких оградительных стекол. «Вы говорите по-английски?». Киваю головой, не доверяя голосу. «Цель вашего визита?» На бумажке не было слова «туризм», было только «сайтсиинс» - осмотр достопримечательностей. Все остальные варианты (бизнес, учеба и тд) были от истины еще дальше. В конце-концов, я ведь и город тоже собираюсь хорошенько посмотреть. Потому и говорю «сайтсиинс», как в бумажке.

-Сколько человек в вашей группе?

Блин, думаю, у меня индивидуальный тур, ага. Говорю и на всякий случай показываю пальцем «один».

- Только вы? - девушка удивлена. Киваю головой и говорю:

- Да, только я.

- Сколько времени вы намерены пробыть у нас?

- Три дня.

- Только три дня? – девушка удивлена еще больше. Хотя вопросы совершенно стандартные и мои ответы она могла бы уже и в бумажке прочесть.

Киваю головой.

- И куда вы намерены сходить за это время?

Я решила ответить максимально подробно. В конце-концов, со стороны это действительно странно – туристка без группы, без гида, без языка, без переводчика, первый раз в стране, и всего три дня. Знающие люди уже потом говорили, что с такой странной историей могли вообще не впустить.

- Сейчас я поеду в отель «Олимпиана»… (кивает головой, наверняка в бумажке уже прочла)… потом я пойду в «Олимпийский Парк»… (снова кивает головой, это достаточно известное туристическое место, особенно в периоды спортивных соревнований) …там будет концерт.

- Какой концерт?

Несколько минут пытаюсь объяснить, что за концерт, кто есть Гакт, но либо слово «Гакт» по-корейски звучит как-то иначе, либо девушка совершенно далека от музыки - она как будто совсем ничего не понимает. В конце-концов, она переспрашивает:

- Вы приехали сюда посетить концерт?

- Да.

Вот тут до нее наконец дошло:

- Вы фанат?

- Да! Я фанат!!!! – радостно восклицаю я, кивая головой и чуть ли не подпрыгивая на месте в восторге от точности формулировки и от того, что вот теперь уже точно всем все понятно. И действительно, заветная печать тут же шлепается в мой паспорт, а меня мгновенно пропускают. Да здравствует азиатская индустрия фанатства!

Отдать еще одну бумажку на выходе, и мой рюкзак уже ждет меня на ленте транспортера в огромном зале получения багажа, ориентироваться в котором помогают многочисленные указатели на четырех языках.

Вот только теперь уже точно: здравствуй, Корея.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

News image

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПАРКИ В ЮЖНОЙ КОРЕЕ

Уже давно читатели просили меня написать о корейских заповедниках – и вот, наконец, и до этой темы дошли руки. Действительно, при огромной плотности...

News image

Визы в Южную Корею

Гражданам России и СНГ для въезда в Южную Корею требуется виза. Безвизовый въезд в страну на срок не более 15 дней разрешен тем гражданам, которые п...

News image

Корейцы и книги

К сожалению, современный русский читатель почти ничего не знает о южнокорейской литературе. Это во многом является результатом тех запретов, которые...

News image

Ояма Масутацу

Масутацу Ояма родился 27-ого июля 1923 года, в деревне Южной Кореи. Боевыми искусствами Ояма стал заниматься довольно поздно, с 9-ти лет. В 1938 год...

News image

Ким Ир Сен

Ким Ир Сен (кор. 김일성, по Концевичу — Ким Ильсо н, урожденный Ким Сон Чжу, (15 апреля 1912, Мангёндэ — 8 июля 1994) основатель с...

News image

Пак Чжон Хи

Президент Южной Кореи (с 1963 года). Пришел к власти в результате «военной революции» (1960). Убит заговорщиками. Пак Чжон Хи родился в бедной кр...

Лучшие курорты Южной Кореи:

News image

Инчон

Уютный и своеобразный корейский город Инчон известен как центр гончарного производства. Местные достопримечательности, такие как...

News image

Лыжный курорт Парк Вивальди

Корейские горные курорты встречают поток туристов во всеоружии, для любителей покататься на лыжах, санках и сноуборде снега хват...

Авторизация