News image News image News image News image News image News image News image News image News image News image News image


Корейский полуостров - это своеобразный культурный мост между Китаем и Японией

  корейский полуостров - это своеобразный  культурный мост  между китаем и японией

Любовь моя неистребимая к Дальнему Востоку объясняется, по-видимому, тем обстоятельством, что дед мой по отцовской линии родился в Манчжурии, а дед по материнской линии долго служил лётчиком в Китае и даже, как говорят, возил самого товарища Мао до той поры, как братья навек не расстались врагами. Красочные рассказы последнего пробудили у меня интерес к Китаю и всему Дальнему Востоку.

Корейский полуостров - это своеобразный культурный мост между Китаем и Японией. У буддизма и конфуцианства, у философии и искусства был один и тот же исторический маршрут - Китай-Корея-Япония. Совершенно чётко. Другое дело, что Корея не могла физически противостоять своим более сильным соседям, а потому периодически исчезала с политической карты мира... Но ведь Польша тоже исчезала, будучи таким же мостом , и ничего, жива старушка, не сгинела . Корея маленькая, но в себе две страны вмещает, одна из которых даже США ракетами грозит. Конечно, встретив на улице Москвы корейца, редкий прохожий его не спутает с японцем или китайцем. С северными корейцами проще - у них у всех на лацканах пиджаков значок с Ким Чен Иром или его Папой. А вот южные внешним видом точно на японцев походят. Вид довольный, одеты хорошо. Есть у нас еще российские корейцы , но те больше на юге разведением арбузов занимаются. Те, что в Москве - салатами торгуют. Так что, они нам не такие уж чужие, почитай каждый день встречаемся. Но всё равно они как-то упрямо все на одно лицо с китайцами и японцами кажутся. Между тем, кореец брат скорее якуту или алтайцу, нежели своим ближайшим соседям.

Самое красивое и самое любимое корейцами дерево - тампун. Мелкие листья его напоминают кленовые. Осенью они горят то ярко-жёлтым цветом, то ярко-красным. Одновременно и величественное, и умиротворяющее зрелище. А ещё они просто боготворят дерево инхен. Орешки инхен идут в пищу, а на скорлупке выжигают иероглифы пожеланий или угроз (вроде убью за измену !). Инхен повсюду - во дворцовых парках, монастырях и городских скверах. Для корейцев инхен и тампун - это символ, как для канадцев - кленовый лист...

Мы прилетели в Корею по приглашению Корейской Национальной Туристской Организации (КНТО), которая оказывает содействие тем журналистам, чье творчество может помочь русским лучше узнать Корею, подвигнуть их сюда приехать и потратить часть своих средств на гостиницы, экскурсии и покупки. Для Кореи Россия - огромный рынок, способный обеспечить жирный приток туристов. Наши дальневосточники уже давно смекнули, что в Китае и Корее можно найти всё то, что русский европеец находит у себя под боком в Турции или на Кипре. Даже на горных лыжах покататься.

Нам здесь всё пока очень нравится. Только один досадный момент: Корея оказалась дороже, чем я себе представлял. Похоже, что возрастающий уровень жизни неизбежно тащит за собой и цены? Ну, неужели не может быть по-другому?.. Чтобы уровень повышался, а цены понижались? Южные корейцы с младых ногтей грызут гранит науки, готовятся к поступлению в институт, потом в нём неистово учатся, потом столь же самоотверженно работают шесть дней в неделю и отдыхают семь дней в году, откладывают деньги на квартиру в дорогущем Сеуле, на единственного ребёнка в тридцать лет... А северные корейцы хоть и живут впроголодь и ходят невесть в чём, но зато имеют бесплатно все те блага, которые их южным собратьям даются потом и кровью.

Обе Кореи по духу очень своеобразны. На Севере придумали учение Чучхе . На Юге традиционные буддизм и конфуцианство вытесняют протестанты и сектанты всех мастей, включая скандально известного Муна. В Сеуле христианских церквей, наверное, не меньше чем в Риме. Скоро можно здесь будет свои Сорок сороков писать. Добрая половина корейцев уже считают себя христианами, хотя и продолжает ходить к гадалкам и знахарям - шаманам чистой воды. Загадывая желания, повязывают ленточки на ветвях деревьев. Короче, всё смешалось у корейцев.

Когда я спросил про то, боятся ли они своих северных собратьев, они сказали, что больше боятся американцев, поскольку они ведут себя нагло, как у себя дома. Дерутся, народ спьяну давят джипами почём зря. Так что, янки, го хоум! и давайте с русскими дружить! Военную базу в Сеуле корейская полиция охраняет так, как будто со дня на день готовится её захват разъяренными корейцами.

Хотя корейцы на самом деле очень миролюбивы и дружелюбны. Преступность находится на очень низком уровне. Дети сызмала приучены соблюдать правила приличия, слушаться старших, соблюдать дисциплину.

Кореянки красивы от природы, к тому же следят за собой. На вечерний променад по фешенебельному торговому кварталу, нанизанному на улицу Инсадон, выходят, наверное, самые стильные сеульские красотки. В этих переулках, залитых неоновым светом, гуляющих так много, что яблоку негде упасть. Жизнь кипит яркая, весёлая, шумная. Воистину, Дальний Восток по духу нам куда ближе, чем Ближний . И наши песни очень похожи мелодией на корейские. Евразия!..

Наш маршрут по Корее - достаточно насыщенный. Сеул, Кёнджу, Пусан, остров Чеджудо и много всего в промежутке. В день прилёта мы успели посмотреть торжественный развод караула у дворца Чхандоккун (естественно, с осмотром самого дворца и сада Хувон; ) и университетской улицы Тэханно. Помимо секции тэквондо и конфуцианской школы Сюнгюнгван мы посетили центр акупунктуры, где нам продемонстрировали, на какие точки нужно нажимать (или в какие колоть) на ладони, чтобы со здоровьем всё было хорошо.

Зачем они едят такую острую пищу не пойму. С индусами всё ясно: жара, кругом полно заразы, надо хоть как-то себя дезинфицировать. А тут заразы никакой нет, да и сами корейцы кажутся чистюлями. Любимая закуска - кимчхи (капуста с красным перцем). Даже есть специальный Музей кимчхи . Кстати говоря, то, что у нас называют корейскими салатами ничего общего с корейской кухней не имеет. Просто эти салаты корейцы продают, потому они и корейские . Если б узбеки продавали, были бы узбекскими . И лапшу Доширак не очень-то жалуют. Зато рисовая водка у них гораздо приятнее китайской. Есть вариации - от 20 до 45 градусов, но все они зовутся одинаково - соджу. Двадцатиградусная идёт хорошо, как ликёр. Ещё превосходны в Корее сушёные морепродукты: кальмары, осьминоги, камбала. Прекрасная закуска к пиву необычного вкуса - полусладко-полусолёно.

Однако поесть так дёшево как в Китае в Корее вряд ли удастся. Как ни печально осознавать, но цены на еду здесь приближаются к европейским. Средний обед обойдётся в 10-12000 вон в народном заведении, а в едальне покруче - 25-30000 вон, и это не предел (1 USD = 1150 won). То же касается всего остального.

Буддизм еще сохраняет свои позиции в качестве фундамента национальной культуры. Мы побывали в одном из древнейших корейских монастырей Шиллукса, в частном музее буддийского искусства художника Чансу, мастера недюжинного таланта. Его деревянная скульптура поражает своей изысканностью и утонченностью. Это просто вершина современного буддийского искусства.

Потом мы отправились к могиле короля Сечжона (умер в 1450 г.), который подарил Корее (тогдашнему государству Чосон) национальный алфавит. В Корее используется именно алфавит Хангыль , а не иероглифы, как многие полагают. Поэтому научиться читать по-корейски гораздо проще, чем по-китайски. В дворцовой академии Сечжона собрался цвет науки; были изобретены первые в Корее астрономические приборы, солнечные часы и создана карта звёздного неба. Сечжон для корейцев - что для узбеков Улугбек. Фигура культовая.

В Канныне, что на восточном побережье Корейского полуострова, нас повели в усадьбу Оджукхон, в которой родился и жил неоконфуцианский философ Ли И (1536-1584 гг.). Для корейцев Ли И (литературный псевдоним Юльгок) - наиболее почитаемый средневековый философ и писатель. Усадьба является памятником не только ему, но и, как ни скабрезно звучит, его матери Син Саимдан - образцовой женщине эпохи Чосон. Она была поэтессой и художницей. И таланты свои передала сыну, достигшему не только литературной славы, но и успеха в государственной карьере. Чего и всем, собственно, можно пожелать.

В близлежащей усадьбе Сонкюджан мы смотрели танцы кванно (в масках) и даже в них поучаствовали, правда, без масок. Танцы эти не имеют ничего общего ни с буддизмом, ни с конфуцианством, хоть и обыгрываются в них сугубо бытовые сюжеты.

Из Канныма мы полтора часа ехали в город Самчхок. Помимо моря, в которое живописно уходят островерхие скалы, и пляжей, которые летом полны корейцами, здесь есть кое-что, что до нас мало кто видел. Если бы нас сразу предупредили, что именно нас там ждёт, мы бы ветром туда долетели, позабыв про всё остальное...

...Жила-была девушка на берегу моря. Собирала морскую капусту. Посватался к ней рыбак, а пока суть да дело отвёз он её на лодке на островок и наказал побольше капусты собрать. Потом налетел шторм. Вывезти её с острова он не смог, и девушка погибла. Как говорится, моменто море . После этого рыба перестала в море ловиться. Несколько лет не ловилась, пока кто-то из рыбаков не пописал в море. Уж не знаю, только ли он пописал, но рыба после этого неожиданно появилась. И решили люди обожествить инструмент, при помощи которого осуществилось удивительное оплодотворение Восточного (Японского) моря. Стали они поклоняться фаллосу. И поклоняются до сих пор.

В Самчхоке есть целый парк деревянной фаллоидной скульптуры, при этом попадаются на редкость талантливые работы, созданные местными Сальвадорами Дали . В краеведческом музее экспозиция построена таким образом, чтобы по пути к коллекции фаллосов со всего света посетители посмотрели что-нибудь из менее экзотических экспонатов (хотя надо признать, что в техническом плане музей сделан просто великолепно, денег явно не пожалели). Здесь собраны образцы культового эротического искусства со всего света - из Греции, Японии, стран Океании, Африки. Можно и сувениры соответствующие приобрести.

По дороге в монастырь Пусокса заехали в пещеру Хвансонгуль, красивейшую в Корее. Корейцы гордятся ею также, как китайцы горами Хуаншань. Надо сказать, что и те и другие природу фактически обожествляют, хотя она и безо всякого почитания на Дальнем Востоке божественно прекрасна. Тяга к красоте проявляется во всём, в том числе и в заботе о собственной внешности....

Пещера Хвансонгуль делится на несколько залов , соединенных для удобства спелеологов освещенными металлическими дорожками. До пещеры надо подыматься в гору ещё примерно километра два. По самой пещере, если заглядывать во все её потаённые уголки, надо ходить час-полтора. И всё так обустроено, так цивильно до неприличия! Вообще, в Корее всё цивильно. Деревни проезжаешь, и в них дома покрыты добротными черепичными крышами со вздёрнутыми вверх краями. Не то, что китайская провинция, в массе своей всё ещё нищая. Про города не говорю. Не верится как-то, что при Чон Ду Хване страна была одной из беднейших в мире. Считается, что корейцы - жуткие националисты; европейскому юноше завязать нежную дружбу с корейской девушкой практически нереально. Браки с европейцами не в моде. Я думаю, что восточно-азиатский национализм связан с осознанием собственной значимости в мировой истории и современной технократической цивилизации. Они не идут вслед за Западом, они идут в ногу, параллельно, вот и всё. Отсюда и национальная гордость, для которой есть все основания.

В монастырь Пусокса приехали перед заходом солнца. Конечно, этот монастырь по степени своей туристской освоенности можно сравнить с Шаолинем. Везде щиты с пояснениями на английском. Полно праздношатающейся и фотографирующейся публики. В пять вечера пошли в столовую на ужин. Здесь столовая и кухня находятся в одном помещении, так что можно посмотреть, как готовят традиционную пищу. Монахи мяса не едят, так что на ужин были грибы, капуста, рис, овощной супчик, фасоль и ещё кое-что трудноопределимое. Погуляв немного под звёздным небом, отправились спать. Завтра вставать рано. В три часа начинают бить в барабан и колокол, созывая монахов и мирян на молитву.

Наша комната пустая, без мебели. Спим на небольших матрасах, разложенных прямо на полу. Поскольку пол подогревается, вполне комфортно. Надо сказать, что сон на такой жёсткой подстилке получился очень даже ничего. Одна проблема: все жаловались на психоделические сны . Кого-то убивали, кого-то мучили. Меня пытались соблазнить. Но я не поддался на провокацию, проявив сознательность и, заявив блуднице, что у меня жена и двое детей, так что, милая, иди отсюда. Ушла или нет, не знаю, так как будильник зазвонил. Пора на молитву.

Признаюсь, я впервые был на буддийской службе, да еще в три часа ночи. Интересно, что и мирян собралось порядочно. Конечно, и игра на барабане, и пение монахов нам хорошо известно в общих чертах хотя бы по композициям Deep forest , но тишина, которая следует за ним - нет. И это спокойное молчащее сидение двух десятков людей в сумраке храма перед ликом Будды производит большее впечатление, чем все барабаны вместе взятые...

С утра пораньше отправились мы дальше на юг, в Кёнжу, тысячелетнюю столицу Кореи . По дороге заехали в созвучное местечко Ёнжу, славящееся своим женьшенем (по корейски, насколько я могу передать произношение, он называется инсан . Посмотрели, как он растёт, полазили вместе со сборщиками оного под низкими навесами на женьшеневых плантациях . Так что, если кто думает, что за этим корешком кто-то по дремучей тайге пробирается, то глубоко ошибается. Конечно, лучшие корни надо действительно искать в горах, но потом женьшень разводят как картошку, правда, прячут в тени, чтоб ему казалось, будто он в лесу. Растёт корешок три года, а потом его собирают и отвозят в магазин. Там мы тоже были. Настойки женьшеневые разнообразны и хороши. Есть женьшеневые пастилки и конфеты. Есть женьшеневый чай. В общем, корень на любой вкус и в промышленном количестве. При этом лучшим в мире считается.

Когда приехали в Кёнджу, поселились в гостинице Хюндай на берегу озера Помун. Место считается модным курортом среди корейцев. Здесь они не только отдыхают, но и приобщаются к своим истокам. Кёнджу - столица государства Силла (с 676 г.) и первопрестольная столица последующих государств Корё и Чосон. В городе находится один из старейших буддийских монастырей - Пульгукса (основан в 535 году), а в трёх километрах от него - пещерный храм Соккурам. Высеченный в скале Будда сидит в круглой зале, а из ниш на него взирают бодхисатвы. Но спускаться ни в какую пещеру не надо: на Будду можно посмотреть... через стекло. Заботливые корейцы всё облагообразили так, что нет в походах по пещерам никакой романтики...

Ещё в Кёнджу, который старается сохранить облик средневекового города (даже дома многоэтажные не разрешается строить), есть неплохой Национальный музей, в котором, помимо прочих древних артефактов и золотых корон королей Силла, хранится девятнадцатитонный колокол Сондока Великого (VIII в.). Также мы посмотрели Тхумули - целый парк курганов, представлявших собой могилы двадцати королей Силла. То, что находили в гробницах, направляли прямиком в музей, потому он так и богат.

Старейшая в мире обсерватория - Чхомсонде - также находится в Кёнджу. Она напоминает внешне вытяжку над печкой, но солидный возраст (VII век) не может не внушать уважение.

От Кёнджу мы доехали до Пусана примерно за час, и ещё полчаса летели из аэропорта Пусана до острова Чеджудо. Для корейцев Чеджудо - главный морской курорт. Хоть от Большой земли и недалеко совсем, различия с континентальной Кореей есть. К примеру, язык местных жителей настолько отличается от классического корейского, что наша сеульская ассистентка - И Но - почти совсем их речь не понимала.

Кто-то мне сказал, что Чеджудо - что остров Пасхи: также много каменных истуканов. На самом деле, истуканов этих много только в сувенирных лавках. Делают их из пористого чёрного вулканического туфа, которым усеян весь остров. Зовутся они тольхарубанами , т.е. каменными дедушками . Раньше они жителей Чеджудо охраняли от злых духов.

Нас поселили в курортном городке Чуньмуне, где над берегом океана высятся дорогущие отели. В одном из них - Лотте - мы были на не менее дорогом ужине у водопада . Этот водопад - часть феерического аква-пиротехнического шоу, показывающего, как рождался остров Чеджудо из вулкана. Здесь обыгрывается легенда о поединке демонов с драконом, который всех их победил (дракон выныривает из бассейна и тоже плюётся огнём). Короче, настоящий Лас-Вегас.

Настоящий водопад мы увидели на следующий день. Более того, у этого самого водопада Чонджсон (который низвергает воду прямо в море, что вообще редкость), нам повезло увидеть настоящих хэнё - женщин-ныряльщиц. Они собирают морских гребешков, осьминогов и прочую живность, причём чуть выше на берегу расположились поварихи, которые тут же готовят морские деликатесы по принципу из моря - на сковородку . Хэнё все великовозрастные, поскольку молодые кореянки этим делом заниматься не хотят. А потому получается, что Чеджудо - остров не только каменных дедушек, но и ныряющих бабушек. Очень необычное место.

На Чеджудо есть ещё крупнейший парк искусства бансай (по-корейски - пунзе ; www.bunjaeartpia.com), правда, основал его японец. Чеджудо почти плоский; только в центре возвышается гора Халасан. На острове выращивают первоклассный зелёный чай. На Чеджудо мы попробовали изумительный бурый чай, вкус и цвет которому придаёт шиповник и ещё какие-то ягоды, названия которых нам не смогли перевести. Однако надо заметить, что европейцы гораздо большие чаехлёбы, чем те, кто чай выращивает. Для корейцев зелёный чай это уже не столько напиток, сколько основа для создания сопутствующих продуктов . Есть чайное печенье, есть чайное мороженое. Есть даже лапша чайная. Естественно, всё это зелёного цвета и имеет устойчивый чайный вкус.

С острова Чеджудо до Сеула - ровно час полёта. Пролетали как раз над западной частью Южной Кореи, которую с земли не посмотрели. По прилёту сразу отправились в город Сувон.

Сувон внесён ЮНЕСКО в список Всемирного наследия. И всё благодаря прекрасно сохранившейся стене с башнями и воротами, оставшейся от крепости Хвасон (конец XVIII в.). А как выглядела крепость во времена королевства Чосон, показывает макет в Военном Музее в Сеуле (www.warmemo.or.kr). Он недавно открылся, но уже считается одним из лучших в мире. На площадке военной техники стоит американский Б-52; можно, поднявшись по лесенке, заглянуть в кабину пилотов. А в транспортные американские самолёты можно зайти, причём прямо в салон , если можно назвать салоном аскетическое стойло для десантников.

Последний день в Сеуле я решил посвятить осмотру того, без чего меня бы глодала совесть. Я отправился в Национальный музей, чтобы посмотреть на знаменитого позолоченного Медитирующего бодхиставу и оригиналы некоторых экспонатов музея фаллосов (там были представлены наиболее приличные копии; в Национальном музее выставлены более откровенные образцы древнего эротического искусства). Кроме того меня интересовал дворец Кёнбоккун - старейший (1394 г.), но отнюдь не самый интересный из пяти королевских дворцов Сеула. Он слишком сильно пострадал во время Корейской войны, и новодел слишком бросается в глаза. Хотя павильон Кынджонджон (тронный зал) стоит посмотреть в любом случае: на фоне гор он особенно красив. Перед главными воротами выстраивается королевская гвардия и три раза в день проводится красочная церемония развода караула, практикующаяся и у дворца Чхандоккун, и у дворца Токсугун. Конечно, ни один из сеульских королевских дворцов не сравнится с пекинским Гугуном, но и Корея не Китай - масштабы другие.

Корейцы - народ честный. Но в одном иногда привирают: высоту Сеульской телебашни меряют не от подножия к макушке, а от уровня моря. В результате этой безобидной приписки башня вырастает сразу на 250 метров как минимум. Башня стоит на вершине горы Намсан, добавляющей ей еще пару сотню метров роста. Т.е., если высоту телебашни, скажем, в Ла-Пасе, измерять от уровня Тихого океана, то она окажется высотой как минимум в два километра.

Как и в нашей Останкинской, в сеульской тоже есть свой ресторан Седьмое небо . Также крутится. Лучше сюда приходить перед заходом солнца, чтобы увидеть, как Сеул зажигает огни. Красивое зрелище, должен сказать.

Но самое удивительное - не это. Я никогда не забуду иной картины. ...Вечер. Рабочий день уже окончен. В скверике сидят на лавочке два корейца. В руках у них маленькие стограммовые бутылочки. В бутылочках - фруктовый йогурт. Просто сюрреализм какой-то!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

News image

КИСЭН -- КОРЕЙСКИЕ ГЕЙШИ

Кисэн - корейский вариант того явления, которое было широко распространено по всему Дальнему Востоку. В Китае, где собственно и возникла традиция, о...

News image

География и климат

Южная Корея — страна, расположенная в Восточной Азии, в южной части Корейского полуострова. Будучи расположенной на полуострове, Южная Корея имеет с...

News image

Экскурсия в подземелья «холодной войны»

Уже более полувека Корейский полуостров разделен на две половинки -- Север и Юг. Но сейчас разделяющая полуостров по 38-й параллели демилитаризованн...

News image

Ким Ир Сен

Ким Ир Сен (кор. 김일성, по Концевичу — Ким Ильсо н, урожденный Ким Сон Чжу, (15 апреля 1912, Мангёндэ — 8 июля 1994) основатель с...

News image

Ким Чен Ир: биография

Ким Чен Ир (кор. 김정일 по Концевичу — Ким Джониль, Юрий Ирсенович Ким, р. 16 февраля 1941 или 1942) — глава Корейской Народно-Дем...

News image

Александра Бокун Чун

2008 Молодые и дерзкие / Young and the Restless, The 2005 Говорящая с призраками / Ghost Whisperer 2004-2009 Доктор Хауз / House M.D. 2004 ...

Лучшие курорты Южной Кореи:

News image

Ёнпхён (Канвондо)

Курорт Ёнпхён ( Долина дракона ) лежит южнее горного массива Одэсан в провинции Канвондо (Gangwon-Do) и известен как азиатская ...

News image

Альпы, Южная Корея

Альпы — самый северный горнолыжный курорт Кореи, следовательно — и самый холодный: температура воздуха там на 5 °C ниже, чем на ...

Авторизация